Каких только сюрпризов не скрывают фасады старых петербургских домов! Например, если будете проходить мимо дома №5 по 4-й Советской (Рождественской) улице, поднимите голову наверх и рассмотрите декоративный фриз между пятым и четвертым этажами. Вы увидите фигурки домашних и диких животных и птиц, всего их пятнадцать. Лев, лось, заяц, баран, горный козел, гусь и курица, две лошади (по-видимому,  домашняя и дикая), пять собак разных пород и… котенок. Почему этот странный зверинец украшает здание?
История появления этого необычного дома на 4-й Рождественской улице отражает эволюцию отношения человека к братьям нашим меньшим, произошедшую в XIX веке. Здание изначально было спроектировано и построено для ветеринарной лечебницы Российского общества покровительства животным, что для того времени (шла первая мировая война!) было невероятной роскошью.  По некоторым данным, скульптор на фризе здания изваял портреты подлинных посетителей лечебницы.
Проект и надзор за строительством поручили архитектору Иосифу Долгинову, выпускнику Академии художеств, который к тому времени уже построил уже более десяти доходных домов на Петроградской стороне и Васильевском острове.  Деньги на строительство собирали всем миром.

Имена Петербурга

Варпаховские
Только баронесса Мария Васильевна  Варпаховская (известный в России старинный дворянский род, из него, например, вышла Юлия Варпаховская-Вревская, ставшая сестрой милосердия во время русско-турецкой войны) пожертвовала на возведение лечебницы 45 тысяч рублей. В «Петербургской газете» от   9 ноября  (27 октября) 1910 года упомянули баронессу в заметке под рубрикой «Четвероногие друзья»: « Мария Васильевна Варпаховская, рожденная Шлихтинг, дает прекрасный пример истинного сострадания к животным. Не имея никогда фаворитов между собаками, не разбирая ни красоты, ни породы, г-жа Варпаховская доставляет, в своем доме на Морской, приют всем обездоленным или отбившимся от хозяев собакам. Таких собак-сирот теперь насчитывается там восемнадцать голов и всем им одинаково хорошо и сытно живется…» Увы, баронесса не дожила до открытия лечебницы, на которую пожертвовала столь значительную сумму. Она умерла от рака в 1913-м году. После ее смерти выяснилось, что в ее доме обитают более 40 кошек и собак, причем, почти каждое животное имело собственную комнату. До приезда наследников, сообщали газеты, полиция приняла на себя заботу о животных.

И наконец: «30 ноября Петроградский отдел Российского общества покровительства животных перевел свою больницу для животных из прежних наемных помещений в собственное здание, выстроенное обществом по 4-й Рождественской ул. Постройка эта была вызвана полной реорганизацией всего дела оказания помощи больным животным. Новая больница расположена на большом собственном участке земли общества и состоит из 3 каменных корпусов по 5 этажей каждый. В первых этажах этих корпусов находятся исключительно помещения для больных лошадей: амбулаторная лечебница и стационарные помещения для лошадей, требующих оперативного или вообще продолжительного лечения. В остальных этажах первого флигеля находятся амбулатории для собак, птиц и других животных. Обширные помещения отведены для содержания больных собак. В надворных флигелях устроены помещения для правления общества, канцелярии, лаборатории, аптеки и квартиры ветеринарного персонала и сторожей. Полы в лечебнице частью настланы плитками, а частью асфальтовые. Во всех помещениях масса воздуха и света; устроены нагнетательная и вытяжная вентиляция, водяное отопление, ванные, умывальники с холодной и горячей водой, электрическое освещение; имеется лифт. Стоимость помещения без внутреннего оборудования определяется в 190 тыс. рублей», —  сообщал в 1914-м году журнал «Зодчий».
К концу XIX века в Петербурге, согласно переписи,  содержалось 81,5 тысячи домашних животных, из них половина — лошади, 40 процентов — собаки, остальные – крупный рогатый скот. Кошек, в отличие от собак, считали животным полезным , так как в городе было множество мышей и крыс, но в считать их почему-то не стали. Профессиональных ветеринаров в Санкт-Петербурге было всего 80, специализированных лечебниц для животных было только шесть. Поэтому новая лечебница была городу просто необходима.
Одновременно ветеринарная лечебница могла принять почти 500 мелких животных и несколько десятков лошадей. Большие и маленькие собаки, птицы и кошки держались на разных этажах.
Несколько помещений было оборудовано по самому последнему слову ветеринарной науки специально для хирургических операций, были процедурные кабинеты и лечебные ванны (тогда в Петербурге было в моде водолечение для людей, вот ветеринары  решили применять лечебные ванны и в ветеринарии). На каждом этаже работала своя кухня. Конюшни были во дворе дома.
Флигель, в котором жили работники лечебницы с семьями,  был соединен с основным зданием переходом. И сейчас на уровне третьего этажа можно увидеть  маленький мостик с перилами.
В 1900 году плата за стационарное лечение в сутки составляла: за лошадь или корову — полтора рубля, а за собаку, кошку или птицу — 50 копеек. Ванну своему крупному питомцу можно было устроить за полтора рубля, постричь — за два. (Для сравнения: обед в дешевом трактире стоил 10 копеек,  чай с двумя кусками сахара — 5 копеек, бутылка водки — казенки – 40 копеек, за съем небольшой квартиры платили три с полтиной в месяц, квалифицированный рабочий получал от 8 до 18 рублей в месяц).
После революции лечебницу национализировали, и в скором времени она закрылась. Сейчас на ее месте – жилые дома, а в главном здании располагается Управление ветеринарии.

Историческая справка

Российское общество покровительства животным
Российское общество помощи животным было создано в 1865 году. Цель, которую объявили члены этого общества – «устранение жестокостей, совершаемых над животными». Исключительно стараниями членов РОПЖ Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями,  дополнен новой статьей, согласно которой виновные в причинении напрасных страданий животным наказываются штрафом вплоть до десяти рублей. Для соблюдения этих новых правил избирались специальные попечители, в их обязанности входило составление протоколов о замеченных случаях жестокого обращения с животными.
Общество заботилось об облегчении участи лошадей в Петербурге,  ввело новые порядки на скотобойнях – чтобы уменьшить муки умирающих, следило, чтобы животные не страдали при перевозке по железной дороге, занималось отловом и истреблением (!) бродячих собак. Причем впервые в России для собак, предназначенных к уничтожению, вводится время, когда животное могут найти владельцы или взять к себе новые хозяева. Общество добилось, чтобы Министерство внутренних дел приняло «Правила обращения с животными». Один из пунктов  гласил: «Вообще запрещается всякое мучение каких-либо животных и всякое жестокое с ними обращение». Городовых награждали за «ревностное исполнение правил и законов об обращении с животными»: например, постовому Супольникову, который бросился в воду и вытащил тонувшую собаку, выдали медаль и денежную премию.
Первых членов общества было не больше шести десятков.
Когда отмечали десятилетний юбилей РОПЖ, Достоевский в своем «Дневнике писателя» высказался следующим образом: «Научившись жалеть скотину, мужик станет жалеть и жену свою».
А спустя 50 лет в Петербурге было уже около 1000 членов РОПЖ, филиалы общества открылись во многих крупных городах России, а имущество оценивалось в 400 тысяч рублей. Почетным председателем избрали великого князя Дмитрия Константиновича, и годовые собрания Общества проходили у него в Мраморном дворце.


Историческая справка.

1914 г. — арх. Долгинов И. И.
— надстроено
— 30 ноября Петроградский отдел Российского общества покровительства животных перевел свою больницу для животных из прежних наемных помещений в собственное здание, выстроенное обществом по 4-й Рождественской ул. Постройка эта была вызвана полной реорганизацией всего дела оказания помощи больным животным. Новая больница расположена на большом собственном участке земли общества и состоит из 3 каменных корпусов по 5 этажей каждый. В первых этажах этих корпусов находятся исключительно помещения для больных лошадей: амбулаторная лечебница и стационарные помещения для лошадей, требующих оперативного или вообще продолжительного лечения. В остальных этажах первого флигеля находятся амбулатории для собак, птиц и других животных. Обширные помещения отведены для содержания 500 больных собак. В надворных флигелях устроены помещения для правления общества, канцелярии, лаборатории, аптеки и квартиры ветеринарного персонала и сторожей. Полы в лечебнице частью настланы плитками, а частью асфальтовые. Во всех помещениях масса воздуха и света; устроены нагнетательная и вытяжная вентиляция, водяное отопление, ванные, умывальники с холодной и горячей водой, электрическое освещение; имеется лифт. Стоимость помещения без внутреннего оборудования определяется в 190 тыс. рублей. Постройка велась по проектам и под наблюдением архитектора И. И. Долгинова. (Зодчий. 1914. № 51 (21 декабря), стр. 573.)
www.citywalls.ru/house1883.html

Сейчас в здании — Управление ветеринарии Санкт-Петербурга и ГУ «Санкт-Петербургская городская ветеринарная лаборатория».

Ранее :

1930:  Центральная ветеринарная лечебница, Ветеринарный склад, Ветеринарная аптека  — 4 Советская (б. Рождественская), 5

(«Весь Ленинград и обл. — 1930», С. 31)

1935:  Ветеринарная инспекция Ленсовета -«Ветинспекция», в ведении Президиума Ленсовета,

Санитарно-профилактическая лаборатория, в ведении «Ветинспекции» («Весь Ленинград — 1935», С. 25)

1-я ветеринарная аптека     — 4 Советская, д. 5    («Весь Ленинград — 1935». С. 443)

1940:  Ветеринарная инспекция. В ведении Ленгорсовета, в специальном отношении подчинена Наркомзему СССР

Ветеринарная аптека Леноблветснаба, Центральная ветеринарная лечебница для мелких животных

— 4 Советская ул., 5. («Весь Ленинград — 1940». С. 12 С. 425)

1988:  Ветеринарный отдел Ленгорисполкома ([125], 213, с. 80) Клинико-диагностический, радиологический отдел и

отдел «Асколи» Ветеринарной лаборатории городской — 4-я Советская ул., 5   ([125], [213]. C. 79)

Реклама